Мнение: Время возобновить дебаты об отношениях ЕС-Азербайджан

Hit: 488
Мнение: Время возобновить дебаты об отношениях ЕС-Азербайджан

В этом комментарии для commonspace.eu азербайджанский депутат Нигяр Арпадарай говорит об отношениях ЕС-Азербайджан и необходимости работать над общим будущим.

Европа - это континент, который нельзя определить в чисто географических терминах. Это культурная и цивилизационная конструкция, неотразимо привлекательная идея для многих на протяжении веков. Ее призыв был настолько сильным, что многие люди и страны на протяжении истории активно стремились к Европе, чтобы стать частью этой удивительной цивилизации. Считались ли европейцами немецкие или славянские племена, жившие на берегах рек Рейн и Висла во времена поздней Римской империи? Или венгерские всадники раннего средневековья? Или киприоты во времена крестовых походов? Тот же вопрос касается финнов, ирландцев, украинцев, мальтийцев, молдаван - всех тех народов, которые сегодня составляют мозаику европейской идентичности. Европа постепенно превратилась в культурную массу, мощный локомотив прогресса, который стал результатом очень творческого и порой разрушительного процесса, в том числе большого контраста красоты и новаторских достижений эпохи Возрождения с двумя разрушительными мировыми войнами.
 
Европа на протяжении большей части истории была очень сильно определена ее восточной границей. В определенном смысле определение этой границы также является заявлением о том, как далеко простирается европейская идентичность. Итак, это приводит к вопросу: где находится эта граница? Или, как иногда говорят, где кончается Европа?
 
В V веке до нашей эры Геродот определил границы Европы как лежащие у Азовского моря и реки Колхидского Фазиса (сегодня называемой в России рекой Дон). Средневековая концепция границ Европы была гораздо скромнее по сравнению с сегодняшним днем, с восточным краем Европы, в общем и целом, определяемым современной Австрией и Польшей. Лишь в середине XVIII-го века швед Штраленберг осмелился провести европейскую границу вдоль Уральского хребта и реки Волги, границы, которая до сих пор широко принимается сегодня. Это смелое географическое новшество совпало с быстрой «европеизацией» России во времена правления Петра Великого и ростом европейского влияния во всем мире.
 
Другими словами, географическая граница Европы всегда была отражением ее силы или слабости - в политическом, военном и культурном плане. Континент, каким мы его знаем сегодня, - это калейдоскоп людей, которые в течение тысячелетий прибывали волнами - в основном из Азии - и впоследствии осели, изменились и сформировали уникальную картину современной Европы.
 
Почему я так долго описывала то, как была и определяется восточная граница Европы? Ответ очень простой. Это связано с тем, как я себя идентифицирую.
 
Недавно я провела небольшое исследование и описала имеющиеся в настоящее время «научные» очертания географической границы Европа-Азия и обнаружила 18 различных версий, четыре из которых показывают, что граница проходит через территорию моей собственной страны, Азербайджана. Это были исключительно современные интерпретации восточной границы Европы, игнорирующие различные исторические версии, которые еще больше запутывают вопросы.
 
Таким образом, по мнению некоторых географов, я европейка. Другие говорят, что я наполовину европейка, а некоторые твердо считают меня азиаткой.
 
Эти различные интерпретации отражают тот факт, что Европа в настоящее время ищет себя. После распада СССР в конце XX-го века мы - люди бывшего Советского Союза - стали свидетелями огромного прилива Европы к нашим берегам в форме ОБСЕ, Совета Европы, чемпионатов Европы по футболу, ЕБРР, а также многочисленных проектов и мероприятий Комиссии ЕС и НАТО.
 
Все это было о «призраке» Европы в Азербайджане для меня - в то время студентка юридического факультета Бакинского государственного университета. Мы, молодые люди нашей страны, искренне верили, что европейское будущее нашей страны - это данность. Для нас это был единственный вариант, и рано или поздно Азербайджан и его соседи из Южного Кавказа и западных частей бывшего Советского Союза, несомненно, станут неотъемлемыми частями общеевропейской федерации и европейской системы безопасности, если внимательно следуя по следам бывших коммунистических стран Восточной и Центральной Европы. Я работала в проекте EU TACIS и была членом правления Форума азербайджанских студентов в Европе. В начале своей карьеры я имела честь помочь специальному посланнику ЕС в Азербайджане в создании представительства ЕС в Азербайджане. Таким образом, европейская повестка дня была неотъемлемой частью моей жизни в 2000-х годах.
 
Я считала, что Европа означает возможности, свободу и развитие и что для Азербайджана и его народа нет лучшего выбора, чем стать частью этой семьи наций. В 2001 году, когда Азербайджан был принят в качестве 43-го члена Совета Европы, у нас сложилось впечатление, что пути назад у нашего европейского будущего не было.
 
С тех пор прошло 20 лет, и перед нами сейчас совсем другая картина. Европейская мечта Азербайджана в значительной степени угасла, и присутствие Европы в моей стране является просто номинальным, видимым только через некоторые рутинные проекты ЕС и его Дипломатическую миссию, в создании которой я имела честь участвовать в качестве местного сотрудника в конце 2000-х годов.
 
Вероятно, справедливо признать, что это восприятие, по крайней мере, частично, личное, и связано с тем, что мне сейчас за тридцать, и я больше не обладаю необузданным энтузиазмом и наивностью молодежи.
 
Однако это также является очень очевидным следствием изменения отношения ЕС к нашему региону. Этап расширения ЕС в 2004-2013 годах потреблял много энергии и времени европейских институтов. В результате они стали меньше концентрироваться на наших странах и политических событиях в регионе, таких как грузино-российская война. Ухудшение отношений с Турцией и российско-украинский конфликт еще более обостряют отношения ЕС с его восточными партнерами. В появившемся новом ощущении разрыва Азербайджан оказался на другой стороне забора по целому ряду причин, как объективных, так и субъективных. У меня нет никакого намерения играть в игру в обвинения, поскольку я не вижу смысла идти по этому пути, но факт остается фактом, что европейский прилив в нашей части мира отступил, и в ближайшем будущем не ожидается никаких признаков его возвращения.
 
Мы по-прежнему являемся членами различных интеграционных форматов, таких как ОБСЕ и Совет Европы (СЕ). У нас есть парламентский формат с Европейским парламентом, и наши футбольные клубы конкурируют с различным уровнем успеха на европейских турнирах. Но нынешняя динамика совсем иная, и в данный момент практически нет желания дальнейшего тяготения к Европе.
 
Можно сказать, что если нет политической воли к интеграции с обеих сторон, то, возможно, так и должно быть. С другой стороны, я искренне верю в большую миссию Европы. Европа может многое предложить с точки зрения традиций верховенства закона, культуры, парламентаризма, инклюзивности и социального диалога, и в естественных интересах Азербайджана извлечь из этого пользу и внести свой вклад. Спрашивается, нужен ли Европе Азербайджан, относительно небольшая страна на берегу Каспийского моря с номинально исламским населением? Насколько я могу сказать, ответ очевиден.
 
Европа переживает огромные проблемы. Некоторые из них появились совсем недавно из-за кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Некоторые накопились за предыдущие годы. Эти проблемы являются внутренними и внешними и требуют нового видения. Я не буду отвлекаться на обсуждение внутренних вопросов ЕС, так как считаю, что ходить к соседу и проводить нежелательный анализ отношений между членами его семьи это невежливо. Вместо этого позвольте мне остановиться на внешних проблемах, в частности, касающихся нашей части мира.
 
Совершенно очевидно, что перспективы ЕС и более широкой Европы во многом зависят от того, сможет ли первый выработать значимую восточную стратегию. Такая стратегия, несомненно, должна включать новые долгосрочные сделки с крупными соседями, такими как Россия и Турция. Но он также должен иметь четкую политику в отношении других стран региона, которые сейчас упоминаются во внутренних документах ЕС в соответствии с расплывчатой ​​концепцией «Восточного партнерства». Запущенная в 2009 году, эта программа еще не принесла ожидаемых результатов, особенно в случае Азербайджана, ее самого восточного участника.
 
Будучи беспартийным членом парламента Азербайджана и решительным сторонником европейского «направления» моей страны, я считаю, что для возобновления этой повестки дня потребуется значительная политическая воля и видение с обеих сторон. Но это возможно и необходимо.
 
Во-первых, отношения ЕС-Азербайджан и, в более широком контексте, отношения ЕС-Южный Кавказ должны строиться на взаимных экономических интересах. Южный Кавказ сам по себе не является особенно крупным рынком, но это ворота в Центральную Азию и путь из Европы в Китай. Черноморско-каспийский транзитный маршрут через Южный Кавказ существенно изменился со времен давно забытого проекта TRACECA (Транспортный коридор Европа-Кавказ-Азия), инициатива Европейской комиссии в 1990-х годах, секретариат которого был размещен в Азербайджане с 2001 года. Даже после того, как ЕС сократил свое участие в этом проекте, Азербайджан продолжал работать над коридором и инвестировал значительные ресурсы в новую инфраструктуру, включая крупный порт на Каспийском море, а также сеть автомобильных и железных дорог. Это, помимо существующего огромного энергетического коридора, состоящего из нефте- и газопроводов и инфраструктуры, созданной за годы от Азербайджана до Южной Европы.
 
 
Аналогичные проекты были реализованы в Грузии и других странах Центральной Азии. Другими словами, регион находится в другом состоянии готовности к присоединению по сравнению со временами, когда велся активный диалог о возрождении средневекового маршрута Шелкового пути. Можно с уверенностью сказать, что в конечном итоге ТРАСЕКА оказала положительное влияние и стала катализатором изменений. Настало время пожинать плоды, расширяя торговлю и движение товаров по этому маршруту. Символично, что за последние несколько месяцев несколько экспериментальных контейнерных поездов из разных частей Китая проходили через недавно построенные порты Каспийского моря и новую железную дорогу БТК, соединяющую Грузию и Турцию, спонсируемую Азербайджаном.
 
Китайцы быстро действуют и получают выгоду от этих событий, и в интересах Азербайджана и ЕС найти баланс, в котором коридор Восток-Запад будет служить двигателем экономического роста и стабильности для всех участников, будь то Китай, Россия, Турция или ЕС, а не как инструмент экономического или политического экспансионизма в регионе. Чтобы добиться этого, и ЕС, и Азербайджан должны активно работать над общей повесткой развития связей и развития торговли.
 
Еще один общий интерес - это европейская система безопасности. Азербайджан является жертвой продолжающейся оккупации. Примерно 20% ее территории в настоящее время находится под контролем армянской армии, что привело к перемещению всего азербайджанского населения, ранее проживавшего там. Города и деревни превратились в пыль; фермерские и пастбищные земли остались пустыми. Мы как нация живем с последствиями войны и знаем ее цену. Несколько дней назад глава делегации Европейского парламента на Южном Кавказе и докладчики по Армении и Азербайджану выступили с совместным заявлением, осуждающим намерение Армении построить дорогу, соединяющую Армению и оккупированные земли Азербайджана, таким образом укрепляя свою власть на этих незаконно оккупированных землях. Это заявление, которое едва ли было замечено в Брюсселе, оказало существенное влияние на общественное мнение в Азербайджане и укрепило проевропейскую повестку дня в моей стране. Европа, которая занимает твердую позицию в урегулировании нагорно-карабахского конфликта на основе международного права, де-оккупации и возвращения беженцев и вынужденных переселенцев, в результате неизбежно окажет гораздо более позитивное влияние на Азербайджан, как на правительство, так и на общество.
 
Другим аспектом отношений ЕС-Азербайджан является диалог по правам человека. В этом вопросе Азербайджан также взаимодействует с Европой через членство в Совете Европы. Прогресс в области прав человека - это непрерывный и бесконечный процесс в каждой европейской стране. Каждое общество сталкивается с разными проблемами, но всех объединяет одна цель. Поддержка и продвижение к позитивным изменениям и противодействие деградации прав человека - вот чем должен быть Совет Европы. Его роль сыграла важную роль в моей стране, например, в обеспечении такого важного шага, как отмена смертной казни. Это достижение стало возможным благодаря здоровой атмосфере взаимного уважения и взаимодействия, которая существовала в организации на этапе переговоров о членстве и на ранних этапах членства Азербайджана.
 
Мы должны сделать все возможное, чтобы вернуться к этому чувству стремления к общему будущему в сложные, но захватывающие времена, в которые мы живем.
 
Источник: Нигяр Арпадарай - недавно избранная, беспартийный член парламента Азербайджана (Милли Меджлис). Она также является членом азербайджанской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы.
 
 







Redaktorun seçimi